< >
Организация туров и экскурсий
по Грузии, услуги размещения
Валюта
Назад
Достопримечательности

Из всех садов и парков, существовавших в Грузии в XIX веке, одно из первых мест принадлежит Цинандальскому парку.

Родовым имением князей Чавчавадзе в Кахетии является древнее поселение Велисцихе, однако, из исторических документов известно, что царь Ираклий II пожаловал князю Гарсевану Чавчавадзе земельные угодья, расположенные от Гомборского хребта до южных склонов Кавказского хребта. Грамоты царя выданы Гарсевану Чавчавадзе на владение Цинандали, Мукузани, Напареули, Вазисубани и другие деревни со своими пастбищами, виноградниками, огородами, мельницами… Гарсеван Чавчавадзе был послом царя Ираклия II при российском царском дворе. Именно он подписал со стороны Грузии Георгиевский трактат в 1783 году. Российская императрица Екатерина II стала крестной матерью его сына Александра. 
Цинандальский дворец был построен Гарсеваном Чавчавадзе в XVIII веке, каким он выглядел первоначально нам неизвестно. Занимая должность чрезвычайного и полномочного посла Картли-Кахетинского царства при императорском дворе России, он боролся за сохранение внутренней независимости Картли-Кахетинского царства однако после полной аннексии восточно-грузинского царства в 1805 году его выселили в Петербург. В апреле 1811 года он скончался в Петербурге в возрасте 54-х лет, похоронен в лавре Александра Невского.


Цинандальская усадьба завоевала популярность после того, как наследник Гарсевана Чавчавадзе, выдающийся грузинский поэт Александр Чавчавадзе вплотную занялся хозяйством. В Цинандали, Мукузани и Напареули он успешно проводил мероприятия по повышению урожайности виноградников и увеличению количества вина. Параллельно занимался шелководством, закладывая плантации тутовых деревьев. Вскоре годовые доходы от этих отраслей резко увеличились. Просвещенный поэт и большой любитель искусства, побывавший в Париже, Риме, Петербурге и других городах Европы, стремился украсить дворец и парк в Цинандали по самым лучшим европейски образцам. Французский консул в Тифлисе Жак Франсуа Гамба, побывав в Цинандали, писал, что дворец Александра Чавчавадзе «настоящее чудо», он «всем напоминает европейские дворцы». Со слов поэта Иосифа Гришашвили, в 1835 году Александр Чавчавадзе из казенного банка взял заем в размере 1 миллиона рублей сроком на 20 лет. Эти деньги он использовал на улучшение своего хозяйства. Устроил завод по выгонке водки, открыл винные погреба в Тифлисе и Ставрополе. Именно в этот период он начал строительство нового дворца в Цинандали и устройство декоративного парка.

В княжеском доме в 1812 году родилась старшая дочь Александра Чавчавадзе — красавица Нина. В 1828-м, в 15-летнем возрасте, Нина Чавчавадзе вышла замуж за поэта и дипломата Александра Грибоедова. Позже родились дети: Екатерина, Давид и, много позже, (в 1833 году) Софья. Княжна Екатерина выйдет замуж за владетеля Мергелии князя Давида Дадиани, и после смерти мужа, станет последней правительницей Мегрелии. Сонечка выйдет зумуж за барона Николаи и скончается, к сожалению, совсем молодой. Ее единственная дочь Мария, выйдет замуж за князя Георгия Шервашидзе, который после смерти императора Александра III, вступит в морганатический брак с его вдовой, императрицей Марией Федоровной.

За 11 лет до своей трагической смерти Александр Чавчавадзе успел многое: он достроил дворец, создал декоративный парк с цветниками, построил винные погреба, увеличил доходы своего хозяйства…
Ещё полный сил и здоровья Александр Чавчавадзе погиб жертвой несчастного случая: его выбросила из экипажа понесшаяся лошадь, и он умер 5 ноября 1846. Похоронен в храме Рождества Богородицы в монастыре Ахали-Шуамта. 
После его смерти усадьба в Цинандали и все хозяйство, как в Цинандали, так и других селах по наследству перешло к его сыну, 38-летнему полковнику Давиду Чавчавадзе, который, как и его отец, дослужился до звания генерал-лейтенанта. 

"Давид Чавчавадзе, юность свою проведший в Москве, кончивший курс в школе гвардейских подпрапорщиков (где его однокурсником был М.Ю.Лермонтов) и перешедший на службу на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк. После смерти отца, он также поселился в Цинандале, женатый уже на светлейшей княжне Анне Ильинишне Грузинской, внучке царя Георгия XII, первой когда-то красавице Москвы сороковых годов.

Двери Цинандальского дома гостеприимно раскрыты были для всех, он был немыслим без гостей и служил наилучшим центром объединения грузин с русскими, простота же и любезность хозяев всех очаровывали. Кроме непокупной в огромном количестве провизии, в том числе и лучшего кахетинского вина, Давид получал денежного дохода более 30 т., и всего этого было бы совершенно достаточно как поддерживать достоинство своего дома, так и прекрасно воспитывать пятерых уже детей, но в 1854 году, известный всем эпизод набега полчищ Шамиля на Кахетию нанес страшный удар его состоянию. Семья его была взята в плен, где протомилась слишком восемь месяцев, а барская его усадьба разграблена и сожжена.

В Цинандальском доме Давид лишился огромного богатства. Обширный, прекрасно выстроенный, он полон был таких драгоценных вещей, которые не покупаются. Строил его дед и поместил в нем массу жалованных ему императорами Екатериною, Павлом и Александром редкостей: мебели, картины, гоблены, севрские вазы, серебряные и золотые сервизы, большая библиотека, все это ценилось сотнями тысяч. Истреблен был пожаром и прекрасный фруктовый сад, разводившийся десятками лет; но в момент катастрофы все эти потери позабывались Давидом, в виду несчастия, постигшего его семейство. Трудно себе представить, сколько терзаний вынес он за восемь месяцев плена княгини и детей, постоянно находясь в тревоге за их жизнь.

Эта катастрофа так потрясла состояние его, что он никогда не мог уже поправиться. Цинандальский дом не возобновлялся в прежнем виде, а вместо него выстроился одноэтажный, длинный с террасою. Пожалованный во флигель-адъютанты, Давид оставил строевую службу и хотя сделался деревенским домоседом, но широкое его гостеприимство и в деревне, при отсутствии хорошо организованной администрации имений, вело только к разорению. Целый ряд управляющих — русских, армян, грузин — только сам у него наживался и обременял имение новыми долгами. Неспособный, подобно некоторым своим землякам к наживе разными двухсмысленными путями, начиная с казнокрадства и кончая содержанием кассы ссуд — благородные традиции его не допускали до всего этого — Давид впал в апатию и как бы покорился своей участи; его возмущала необходимость вести дрязги с сонмом своих эксплуататоров, на хищение их он закрывал глаза, всего себя посвящал лишь семье, чтению, музыке и охоте." БОРОЗДИН К. А. "ЛЕЗГИНСКОЕ ВОССТАНИЕ В КАХЕТИИ В 1863 ГОДУ".

В 1886 году известный тифлисский инженер-архитектор, автор многих зданий в современном Тбилиси Александр Озеров, на фундаменте бывшего дворца Чавчавадзе восстановил дворец-музей Чавчавадзе, к которому с севера пристроил фасад в восточном стиле. В эти же годы петербургские архитекторы В.Никола, П.Штерн, Г.Герц, а также Александр Озеров построили двухэтажный погреб в Цинандальском парке на 150 тысяч ведер вина.

И, наконец, для разработки проекта декоративного парка Цинандали был приглашен известный пейзажист-архитектор, автор книг по декоративному садоводству Арнольд Регель, представитель династии Регелей, которую возглавлял его отец Эдуард Людвигович Регель. Большой мастер ландшафтного искусства Арнольд Регель скрупулезно разработал проект Цинандальского парка и приступил к его осуществлению. Сегодняшний Цинандальский парк в основном сохранил то лицо, которое придал ему Арнольд Регель. В парке прошли акклиматизацию до 400 видов древесных пород. Из них более 150 видов экзотического происхождения. Площадь парка – 12 гектаров.

Цинандали усадьба и парк Чавчавадзе
Цинандали усадьба и парк Чавчавадзе

Из всех садов и парков, существовавших в Грузии в XIX веке, одно из первых мест принадлежит Цинандальскому парку.

Родовым имением князей Чавчавадзе в Кахетии является древнее поселение Велисцихе, однако, из исторических документов известно, что царь Ираклий II пожаловал князю Гарсевану Чавчавадзе земельные угодья, расположенные от Гомборского хребта до южных склонов Кавказского хребта. Грамоты царя выданы Гарсевану Чавчавадзе на владение Цинандали, Мукузани, Напареули, Вазисубани и другие деревни со своими пастбищами, виноградниками, огородами, мельницами… Гарсеван Чавчавадзе был послом царя Ираклия II при российском царском дворе. Именно он подписал со стороны Грузии Георгиевский трактат в 1783 году. Российская императрица Екатерина II стала крестной матерью его сына Александра. 
Цинандальский дворец был построен Гарсеваном Чавчавадзе в XVIII веке, каким он выглядел первоначально нам неизвестно. Занимая должность чрезвычайного и полномочного посла Картли-Кахетинского царства при императорском дворе России, он боролся за сохранение внутренней независимости Картли-Кахетинского царства однако после полной аннексии восточно-грузинского царства в 1805 году его выселили в Петербург. В апреле 1811 года он скончался в Петербурге в возрасте 54-х лет, похоронен в лавре Александра Невского.


Цинандальская усадьба завоевала популярность после того, как наследник Гарсевана Чавчавадзе, выдающийся грузинский поэт Александр Чавчавадзе вплотную занялся хозяйством. В Цинандали, Мукузани и Напареули он успешно проводил мероприятия по повышению урожайности виноградников и увеличению количества вина. Параллельно занимался шелководством, закладывая плантации тутовых деревьев. Вскоре годовые доходы от этих отраслей резко увеличились. Просвещенный поэт и большой любитель искусства, побывавший в Париже, Риме, Петербурге и других городах Европы, стремился украсить дворец и парк в Цинандали по самым лучшим европейски образцам. Французский консул в Тифлисе Жак Франсуа Гамба, побывав в Цинандали, писал, что дворец Александра Чавчавадзе «настоящее чудо», он «всем напоминает европейские дворцы». Со слов поэта Иосифа Гришашвили, в 1835 году Александр Чавчавадзе из казенного банка взял заем в размере 1 миллиона рублей сроком на 20 лет. Эти деньги он использовал на улучшение своего хозяйства. Устроил завод по выгонке водки, открыл винные погреба в Тифлисе и Ставрополе. Именно в этот период он начал строительство нового дворца в Цинандали и устройство декоративного парка.

В княжеском доме в 1812 году родилась старшая дочь Александра Чавчавадзе — красавица Нина. В 1828-м, в 15-летнем возрасте, Нина Чавчавадзе вышла замуж за поэта и дипломата Александра Грибоедова. Позже родились дети: Екатерина, Давид и, много позже, (в 1833 году) Софья. Княжна Екатерина выйдет замуж за владетеля Мергелии князя Давида Дадиани, и после смерти мужа, станет последней правительницей Мегрелии. Сонечка выйдет зумуж за барона Николаи и скончается, к сожалению, совсем молодой. Ее единственная дочь Мария, выйдет замуж за князя Георгия Шервашидзе, который после смерти императора Александра III, вступит в морганатический брак с его вдовой, императрицей Марией Федоровной.

За 11 лет до своей трагической смерти Александр Чавчавадзе успел многое: он достроил дворец, создал декоративный парк с цветниками, построил винные погреба, увеличил доходы своего хозяйства…
Ещё полный сил и здоровья Александр Чавчавадзе погиб жертвой несчастного случая: его выбросила из экипажа понесшаяся лошадь, и он умер 5 ноября 1846. Похоронен в храме Рождества Богородицы в монастыре Ахали-Шуамта. 
После его смерти усадьба в Цинандали и все хозяйство, как в Цинандали, так и других селах по наследству перешло к его сыну, 38-летнему полковнику Давиду Чавчавадзе, который, как и его отец, дослужился до звания генерал-лейтенанта. 

"Давид Чавчавадзе, юность свою проведший в Москве, кончивший курс в школе гвардейских подпрапорщиков (где его однокурсником был М.Ю.Лермонтов) и перешедший на службу на Кавказ, в Нижегородский драгунский полк. После смерти отца, он также поселился в Цинандале, женатый уже на светлейшей княжне Анне Ильинишне Грузинской, внучке царя Георгия XII, первой когда-то красавице Москвы сороковых годов.

Двери Цинандальского дома гостеприимно раскрыты были для всех, он был немыслим без гостей и служил наилучшим центром объединения грузин с русскими, простота же и любезность хозяев всех очаровывали. Кроме непокупной в огромном количестве провизии, в том числе и лучшего кахетинского вина, Давид получал денежного дохода более 30 т., и всего этого было бы совершенно достаточно как поддерживать достоинство своего дома, так и прекрасно воспитывать пятерых уже детей, но в 1854 году, известный всем эпизод набега полчищ Шамиля на Кахетию нанес страшный удар его состоянию. Семья его была взята в плен, где протомилась слишком восемь месяцев, а барская его усадьба разграблена и сожжена.

В Цинандальском доме Давид лишился огромного богатства. Обширный, прекрасно выстроенный, он полон был таких драгоценных вещей, которые не покупаются. Строил его дед и поместил в нем массу жалованных ему императорами Екатериною, Павлом и Александром редкостей: мебели, картины, гоблены, севрские вазы, серебряные и золотые сервизы, большая библиотека, все это ценилось сотнями тысяч. Истреблен был пожаром и прекрасный фруктовый сад, разводившийся десятками лет; но в момент катастрофы все эти потери позабывались Давидом, в виду несчастия, постигшего его семейство. Трудно себе представить, сколько терзаний вынес он за восемь месяцев плена княгини и детей, постоянно находясь в тревоге за их жизнь.

Эта катастрофа так потрясла состояние его, что он никогда не мог уже поправиться. Цинандальский дом не возобновлялся в прежнем виде, а вместо него выстроился одноэтажный, длинный с террасою. Пожалованный во флигель-адъютанты, Давид оставил строевую службу и хотя сделался деревенским домоседом, но широкое его гостеприимство и в деревне, при отсутствии хорошо организованной администрации имений, вело только к разорению. Целый ряд управляющих — русских, армян, грузин — только сам у него наживался и обременял имение новыми долгами. Неспособный, подобно некоторым своим землякам к наживе разными двухсмысленными путями, начиная с казнокрадства и кончая содержанием кассы ссуд — благородные традиции его не допускали до всего этого — Давид впал в апатию и как бы покорился своей участи; его возмущала необходимость вести дрязги с сонмом своих эксплуататоров, на хищение их он закрывал глаза, всего себя посвящал лишь семье, чтению, музыке и охоте." БОРОЗДИН К. А. "ЛЕЗГИНСКОЕ ВОССТАНИЕ В КАХЕТИИ В 1863 ГОДУ".

В 1886 году известный тифлисский инженер-архитектор, автор многих зданий в современном Тбилиси Александр Озеров, на фундаменте бывшего дворца Чавчавадзе восстановил дворец-музей Чавчавадзе, к которому с севера пристроил фасад в восточном стиле. В эти же годы петербургские архитекторы В.Никола, П.Штерн, Г.Герц, а также Александр Озеров построили двухэтажный погреб в Цинандальском парке на 150 тысяч ведер вина.

И, наконец, для разработки проекта декоративного парка Цинандали был приглашен известный пейзажист-архитектор, автор книг по декоративному садоводству Арнольд Регель, представитель династии Регелей, которую возглавлял его отец Эдуард Людвигович Регель. Большой мастер ландшафтного искусства Арнольд Регель скрупулезно разработал проект Цинандальского парка и приступил к его осуществлению. Сегодняшний Цинандальский парк в основном сохранил то лицо, которое придал ему Арнольд Регель. В парке прошли акклиматизацию до 400 видов древесных пород. Из них более 150 видов экзотического происхождения. Площадь парка – 12 гектаров.

добавить в избранное
Поделиться: